Мята

Клиент: Feu De Coeur
По заказу: J group
Над проектом работали:
Визуальная концепция, граффити, дизайн стикеров, контроль производства: Марина Потапова
Роспись ЗАЗа, стикер с солнцем, картина для конкурса, проработка визуальной концепции: Яков Услистый
Конструктивные решения, монтажно-демонтажные работы, светотехника: Александр Баженов
Конструктивные решения, простывший человек: Андрей Орлов
Конструктивные решения, контроль монтажно-демонтажных работ, движущая сила: Глеб Иванов
Помощь по всем фронтам: Полина Авдеева
Управление проектом, мозг, мок под дождём: Александр Токарев
Проработка визуальной концепции, дизайн стикера с маяком: Дарья Комлева
Помогал в процессе: Митяй Иванов
Первичная концепция, дизайн стикера: Сергей Авилов
Контрабандист Оганез Унанян

«Дикая Мята» – мультиформатный музыкальный фестиваль в открытом поле, праздник свободы, любви и звука. С организаторами, командой J-group, мы познакомились за месяц до старта. Нами была предложена концепция инсталляций, декоративного оформления и сценографии, но так как на согласование и производство оставалось три недели, было решено в этом году запустить пилотный проект.

Из коммерческих зон мы реализовали зеркальные буквы для Haier и помогли с частью решений для Tinkoff: расписали меловую доску для летнего бара и нанесли трафаретные теги на лестницу. Наши пирамиды, в свое время сваренные Андреем и Баженом, украшали главную сцену фестиваля.

Далее идёт рассказ о том, как организовали зону Feu De Coeur на фестивале. Мы не так часто выбираемся студией на различные мероприятия. В случае с «Дикой Мятой» получилось совместить приятное с полезным.

Раскраска:

Треугольная призма, обшитая широкоформатными полотнами с линейным рисунком. Тема дикой природы проходит через все наши работы на этом празднике. В первоначальную композицию были интегрированы шрифтовые названия всех групп с фестиваля. На протяжении фестиваля гости при помощи маркеров и баллонов привносили своё видение в композицию. В определённый момент свободное пространство закончилось и начали появляться второй, пятый, десятый слои. Количество участников достигло такого количества, что рисунки буквально преображались на глазах. Рождались новые галактики из цветовых пятен, которые через двадцать секунд распадались на морские пейзажи побережья с пальмами, тут же скрывающиеся за шрифтовым массивом с названием города или любимой цитатой. Поток свободной мысли и творчества в чистом виде. Сложно передать эмоции от наблюдения за подобным. Это было прекрасно.

ЗАЗ:

Дитё Глеба, побитое жизнью, в этот раз покрыли главным символом фестиваля – цветущей дикой мятой. Яков замостил всю поверхность автомобиля характерными листьями и соцветиями. Получился массив из свежей зелени с вкраплениями фиолетового. На капоте мы разместили греющегося на солнце кота, который с комфортом окопался в листве, а на крыше разлили фактуру звёздного неба.

Этот житель леса на фестивале привлекал гостей как свет притягивает мотыльков. Идею интегрировать в салон дым-машину нам подкинул в последний момент Санечка. Так родилась дым-машина. Вчитайтесь в это словосочетание в контексте инсталляции. Дым. Машина. Прекрасная игра слов.

В вечернее время смешение стелющегося дыма и света под звуки Muijuce и Oligarkh создавало необыкновенную атмосферу, присущую электронным фестивалям. Как будто ты прогуливаешься во сне.

Граффити-бокс

Треугольная призма с широкоформатными граффити-полотнами и шрифтовыми элементами в исполнении Марины. Каждая сторона – своеобразный фон для фотографий.

Сюжеты:

На первой изображены котороги, особая порода милых волшебных существ, которых так и хочется потискать.

На второй – прекрасные и хитрейшие дикие лисицы. На третьей – прекрасная и в то же время смертельно опасная ундина, в разных сюжетах готовая спасти или погубить потерявшихся моряков.

В ночное время конструкция преображалась. Представьте себе световой столп посреди поля. Визуальный эффект был невероятный!

В преддверии фестиваля провели конкурс, на котором разыграли картину Яши и футболки. Пятьдесят человек поделились с нами фантазиями, как они бы повели себя, если бы были русалками. На самом фестивале мы раздавали стикеры с иллюстрациями Даши, Якова, Марины и Серёжи. Этника, любовь к морю и бесконечность внутреннего космоса обрели материальную оболочку в этих небольших памятных символах.

Монтаж:

Если не брать в расчёт ветровые нагрузки и дубовую землю, то монтаж в открытом поле – это особый вид (мазохизма) удовольствия. Чистейший воздух и абсолютно бесплатный загар, проливной дождь и пробирающий до костей ветер. Передать эти ощущения и запахи невозможно – только испытать эту романтику русского поля самому. Для борьбы со стихией была выстрогана куча кольев, которой бы хватило на битву с небольшой армией вампиров.

Вот небольшой рассказ от нашей Марины:

«Я с самого начала знала, что фестиваль «Дикая Мята» станет для меня настоящим испытанием. Это один из тех проектов, пройдя через который обретаешь новую сверхспособность. Мысль об этом держала меня ногах до самого конца.

Почему это испытание?

С профессиональной точки зрения всё было привычно – к нам обратились с масштабным запросом для реализации в крайне сжатые сроки. Через такое мы уже проходили. А испытанием стали условия работы: открытое поле в 200 км от Москвы, целых три дня фестиваля и еще несколько дней на монтаж и демонтаж. И всё это в условиях жизни в палатках, без какого-либо доступа к душу и туалету в привычном их понимании.

Активная подготовка к «Дикой Мяте» началась за две недели до фестиваля. Именно в это время я стала задерживаться в мастерской до глубокой ночи и спать по три часа в день. Запах краски не успевал выветриваться, и ее тонкий аромат еще долго витал в воздухе после окончания рабочего дня.

В день отъезда на площадку мне необходимо было поработать курьером. До самого вечера я ездила по производствам партнёров, забирая раздаточный материал и подарки участникам фестиваля. Когда у тебя арт-студия – это нормальная практика. Стандартно раз в неделю я еще и уборщица. Помогает переключиться, между прочим. 🙂

На площадку приехала в полночь. Меня встретили любимая команда, холод в ноль градусов и сырая травка под ногами. Мне показали мою летнюю отсыревшую палаточку, в которой только пенки отделяли меня от земли. Пока я её созерцала в глубоких думах о сущем, ко мне подошёл Токарев, основатель нашей арт-студии. У него появилась для меня работа. Было необходимо помочь партнёрам, так как они немного отставали от запланированного тайминга. Я была крайне уставшая от хронического недосыпа и физической нагрузки в ходе работы над граффити-полотнами. Возникла дилемма: заняться ночным творчеством под крышей или спать в сырой палатке? Выбор был очевиден. И мы с радостью отправились расписывать грифельную доску в павильон «Тинькоффа».

В 3 часа ночи начало светать, и я почувствовала, как остатки сил начинают меня покидать, а ещё – резкую боль в груди. Но я старалась не обращать на неё внимания, ведь необходимо доделать работу, чтобы утром гости фестиваля, глядя на эту доску, могли выбрать между классическим коктейлем или тем с маракуйа. Кажется, в тот момент я словила микроинсульт, но это не точно 🙂

Благодаря этой неожиданному проекту, мне было уже не важно в чём и как спать. Я упала на холодющие пенки и вырубилась. Так прошла моя первая ночёвка в палатке.

Утром я проснулась от звуков саундчека артистов, которым сегодня предстоит выступить. Я расстегнула палатку и увидела невероятно красивое бескрайнее зелёное поле. Свободное небо без намёка на какую-то городскую застройку. Ряд раскиданных палаточек с торчащими из одной из них ногами Якова, нашего коллеги по цеху. Счастью от того, что я здесь, не было предела.

Первый день прошёл воодушевлённо. Несмотря на то, что наибольший поток гостей планировался на второй день, наша зона не простаивала без дела. Уже к вечеру раскраска была полностью залита краской, ЗАЗ помят в хлам, а в инстаграмме красовались фоточки граффити-полотен.

На второй день Токарев поставил передо мной новый вызов. Брендинг лестницы, которая была связующим горлышком между главной сценой и палаточным лагерем. Траффик по этому пути – как в метро в час пик. Мы сделали из подручных средств трафареты с логотипами, вооружились баллонами и пошли к лестнице в наиудачнейший момент: на главной сцене отжигал Феофан. В это время большая часть людей была у сцены, а мы, притаптывая по досочкам ступеней под древнерусский драм, один за другим наносили трафареты. Нам оставалась каких-то пара ступеней, когда Нейромонах отыграл свой сет и огромный поток людей ринулся обратно в лагерь. Я была уверена, что меня затопчут на этой лестнице – так и помру, занимаясь любимым делом. Но я выжила, Токарев доблестно прикрывал меня своим телом, а в копилке воспоминаний появилось ещё несколько незабываемых минут.

На третий день я напоминала робота в процессе обновления прошивки. Двигалась только по необходимости и крайне медленно – копила силы на демонтажную ночь.

К ночи все гости уехали, а наша команда оперативно собрала вещи и вернулась домой. В нашу мастерскую.»

А теперь фото.

Нажмите для копирования